«Книжный вор» Маркус Зузак

Наверное, ничего нового я не скажу, так как эта книга вышла давно (2007 г) и рецензий на нее должно быть много, но я «пришла» к ней только в  этом году и шла к ней долго. Книгу «Книжный вор» я начинала читать два раза и оба раза бросала на пятой части чтения. Поначалу меня отталкивал язык повествования, фразы, построенные не по правилам,  повествование как-то будто вралось и чувствовалась какая-то нелогичность. Языковую красоту романа я не оценила, к ней нужно немного привыкнуть и дальше просто не оторваться. С третьей попытки все срослось, и я прочитала эту пронзительную историю книжного воришки по имени Лизель.

В чем необычность данной книги кроме языка и стиля автора? А необычность ее в самом рассказчике, а рассказчик тут сама Смерть. Смерть-наблюдатель, смерть-собиратель душ и освободитель. Странно само по себе… В момент «собирания» она видит небо в разных цветах, она видит разные души и по разному их «несет» в своих руках, и все они разные, кто-то хотел уйти, а кто-то еще за что-то цепляется…

Что касается Лизель… Она постигла и поняла магию слов. Однажды, украв книгу, она сделала первый шаг к чтению, и оно ее увлекло, и слова ее заворожили. Слова принесли в ее жизнь беды и утраты, но они же принесли радость и счастье. Книга, могу сказать, стала ее спасеньем в буквальном смысле.

Роман пропитан любовью и добротой Папы и Мамы, если мы говорим о приемной семье Лизель, тут есть и настоящая дружба, если говорить о Максе и Руди, тут есть много сумасбродства и рисковых затей, но тут много горя, потерь, смерти и жестокости, но так всегда бывает на войне…   Трудно читать о евреях и их гонениях, трудно читать о голоде и бомбежках, об «промывании мозгов» юного поколения Гитлером…

Роман метафоричен и символичен, красив и уродлив, многогранен.

Если с первых страниц вы захотите бросить чтение этой книги, то запаситесь немного терпением и читайте дальше, эта книга стоит того, чтоб ее прочли…

Есть один отрывок из книги, который меня поразил и который я долго буду помнить, вот он:

«Да, фюрер решил, что он завоюет мир словами.

– Я ни за что не стану стрелять из ружья, – постановил он. – Мне это не понадобится.

Но безрассудным он не был, отнюдь. Следует отдать ему должное хотя бы в этом. Он вовсе не был глупым. Для начала наступления он замыслил посеять слова в своей стране всюду, где только можно.

Он сажал их день и ночь, ухаживал за ними.

Смотрел, как они растут – и вот однажды густые леса слов зашумели по всей Германии… Она стала страной выращенных мыслей.

ПОКА СЛОВА росли, наш юный фюрер посеял и другие семена – чтобы вырастить знаки, и эти всходы тоже вот-вот должны были зацвести. Время пришло. Фюрер взялся за дело.

Он позвал народ в свое блистательное сердце, заманивая людей самыми красивыми, самыми гнусными словами, что он собрал в лесу своими руками. И люди пришли.

Их всех ставили на конвейер и прокатывали через безостановочную машину, которая за несколько секунд вкладывала в них всю жизнь. В них заливали слова. Время исчезало, и теперь люди знали все, что им нужно знать. Они попадали под гипноз.

Потом им раздали подходящие знаки, и все стали счастливы.

Скоро спрос на славные гнусные слова и знаки вырос до того, что потребовалось очень много людей ухаживать за растущими лесами. У некоторых работа была – забираться на деревья и сбрасывать слова тем, кто подбирал их внизу. Собранные слова вливали в остатки фюрерова народа, не говоря уж о тех, кто приходил за добавкой.»